Adult Search

Якутский республиканский комитет

Коммунистической партии Российской Федерации

Адрес: Республика Саха (Якутия),
г. Якутск, ул. Октябрьская, дом 3
Телефон: +7 (411) 23-66-151
Электропочта: mgm_2004@mail.ru

Главные

события

классовой

борьбы

Красный Первомай в Якутии: «Хватит терпеть!»
Будем достойными наследниками Победы!

Люди задаются еще и другим вопросом: «Почему в ранние годы таких пожаров не было?»

Мы часто слышим в ответ, что лето 2021 года аномальное, жаркое, без осадков, с частыми сухими грозами, именно поэтому количество пожаров такое высокое.

Но можно же вспомнить прошлый год, и позапрошлый – тогда тоже была очень непростая ситуация с пожарами, чего не наблюдалось ранее никогда.

Надо признать – да, региональные власти упустили ситуацию. Имея на руках прогнозы о предстоящей погоде, анализируя предыдущие годы, были приняты недостаточные меры к тому, чтобы предотвратить чрезвычайную ситуацию.

Но все-таки надо смотреть в корень проблемы.

Действительно, почему леса в России в предыдущие десятилетия не подвергались таким испытаниям? Неужели все дело в погоде?

Конечно, нет. Нынешнее положение в лесах по всей России – есть прямое следствие рук человеческих.

Началось все, как мы помним, с принятия Лесного кодекса Российской Федерации.

Разговоры о новом законе пошли в начале 2000-х годов. За принятие нового Лесного кодекса особенного ратовал тогдашний министр экономического развития Российской Федерации Герман Греф.

Разработчиками нового Лесного кодекса первоначально планировалось введение частной собственности на леса, да и вообще кодекс в целом писался под идею массовой приватизации леса и ухода государства из лесного хозяйства. Вот в чем основная причина заинтересованности экономического блока Правительства России в его принятии.

Но идея массовой приватизации лесов вызвала сильное народное возмущение, и власть была вынуждена от нее на тот момент отказаться.

Но сам Лесной кодекс приняли. Что же произошло в итоге?

Были начисто разрушены экономические основы лесного хозяйства, оно из более или менее самодостаточной отрасли народного хозяйства превратилось в дотационную отрасль, потребляющую огромные средства из бюджета, но при этом еще и совершенно неспособную обеспечить содержание лесов хоть в каком-то порядке.

Количество людей, занятых в лесном хозяйстве, сократилось за время действия нового Лесного кодекса примерно вчетверо, что не только подорвало силы лесного хозяйства, но и усугубило нищету в лесных деревнях и поселках.

До 170 тысяч лесников-обходчиков (порой, целые династии) остались без работы. А ведь именно они выполняли профилактические работы в лесу, в том числе по предотвращению пожаров, охраняли леса от незаконных рубок.

Были практически разрушены централизованная система авиационной охраны лесов, государственная лесная охрана. Полномочия оставшихся лесников сократились практически до нуля. И так далее – катастрофические последствия принятия нового Лесного кодекса можно продолжить.

Но самое главное в том, что фактически основная часть лесов превратилась в беспризорную территорию, брошенную государством на произвол судьбы.

Еще тогда, сразу после принятия вредительского документа, специалисты предсказывали, что ситуация в лесном секторе России в ближайшие годы неизбежно будет усугубляться в связи с природными бедствиями, масштаб и последствия которых во многом будут предопределяться неспособностью органов лесоуправления реагировать на них на ранних этапах. А это приведет к катастрофическим лесным пожарам и гибели лесов в результате вспышек численности вредителей и болезней.

Вот они – итоги совершенно бездумного, безумного управления. Вместо того, чтобы прислушаться к специалистам, продумать принципы и системы лесоохраны, сохранить все лучшее и взять на вооружение новые технологии, все было уничтожено на корню. Как и во многих других, практически всех, отраслях народного хозяйства в постсоветский период.

В каком положении с принятием нового Лесного кодекса оказались регионы?

Они, по сути дела, оказались один на один с проблемами пожаров. Особенно это касается Якутии с нашими огромными территориями.

Суть в следующем: леса согласно Лесному кодексу являются федеральными, но полномочия по тушению пожаров переданы на региональный уровень. Разумеется, где полномочия, там и средства. Но по уже сложившейся практике система эта выглядит так – вы сначала сами потушите свои пожары, а потом мы вам возместим средства на этом. И то – вам еще нужно будет доказать, что вы тушили, как и почему.

Как при такой постановке вопроса регионы, с дефицитными бюджетами, закредитованные по уши, могут не то, что мониторить возникновение пожаров, но и тушить их?

Идем дальше. В новом законодательстве есть очень лукавое понятие – зона контроля. То есть леса поделены на зоны, часть пожаров на которых вообще можно не тушить. Допустим, если пожар не угрожает населенному пункту, то пусть и горит себе. Зачем на это тратить деньги?

В случае с Якутией такая ситуация влечет к самым трагическим последствиям. У нас в зоне ответственности находится площадь размерами 254 млн га. Из них практически 90% территории относится к зоне космического мониторинга и преимущественно авиационного тушения, связанной с высокими финансовыми затратами. А если проанализировать горимость лесов за пятилетний период, то в среднем 75% всех случаев возгораний детектируются именно на труднодоступных и удаленных территориях, в зонах контроля лесных пожаров.

При этом средств на тушение по нормативам на один гектар выделяется в три раза меньше, чем необходимо!

Разумеется, республика ставит вопрос о том, что надо исправлять ситуацию. Что, во-первых, средства на тушение пожаров нужно выделять ДО наступления пожароопасного периода; во-вторых, что нужно принимать новые правила определения объемов субвенций на тушение пожаров (и особенно это актуально для Якутии с ее огромными территориями); в-третьих, что надо законодательно определить критерии угрозы населенным пунктам, чтобы своевременно привлекать территориальных подразделении федеральных органов исполнительной власти к тушению.

Но все-таки это лишь частичное, косметическое решение проблемы. Суть в другом – в самом подходе Правительства России, нынешнего большинства депутатов Государственной Думы к принципам обустройства народного хозяйства.

Мерилом для них давно уже стала эфемерная «экономическая эффективность». Чем меньше затрат, тем лучше. И еще – рынок сам себя отрегулирует.

Полнейшая чушь! И это уже много сот раз доказала сама жизнь.

Да, выкинули на улицу сотни лесников, оголили леса, разрешили не тушить пожары, кидают копейки на регионы. А что в итоге? Горят ценнейшие породы леса, переработка которых могла бы наполнять казну. Приходится бросать немалые силы и средства на тушение пожаров возле населенных пунктов, спасать ситуацию, когда уже петух жареный клюнул.

Бессмысленное, неразумное управление, принятие фатальных законодательных решений наоборот приводит к еще большей трате бюджетных средств, а то и к человеческим жертвам.

Вот оно – наглядно – стремление урезать все расходы до минимума везде, где только можно. А ради чего? Разве ради людей, ради страны? Конечно, нет!

Истинная причина – желание как можно меньше тратить на народное хозяйство, чтобы набивать деньгами самые лакомые сферы. Как, например, банки, которые даже в России в ситуации рецессии, экономического кризиса, пандемии извлекают баснословные прибыли.

Вот и Лесной кодекс есть плод именно таких идей. Не заботы о гражданах России, о лесах, а -- желания все поделить и направить от этого прибыль в нужное русло. Значит, надо принимать совершенно другой закон, кодекс, который бы был нацелен на профилактику лесных пожаров, на создание прочной лесоохранной системы, на нормальное функционирование всех служб и обеспечения возможностей для регионов по охране лесов. Это можно и нужно сделать с привлечением грамотных высокопрофессиональных специалистов. В противном случае – ситуация будет только усугубляться.

Ведь пожары, съедающие Якутию, едкий дым, которым травятся люди – это не разгул природной стихии. Это разгул человеческой алчности, предательства интересов родной страны и ее граждан. И пока мы не остановим эту вакханалию, Якутия и другие регионы так и будут гореть в ее пламени.

Ниже я приведу материал о лесопожарах, подготовленный нами, руководителями Иркутского и Якутского регионального отделений КПРФ Сергеем Левченко и Виктором Губаревым, по просьбе Геннадия Зюганова.

 

Виктор ГУБАРЕВ,

первый секретарь

Якутского рескома КПРФ,

кандидат в депутаты Госдумы

по региональной группе № 11.

 

 

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Иркутское областное отделение

Якутское республиканское отделение

 

 

 

Председателю ЦК КПРФ Г.А. ЗЮГАНОВУ

 

 

Уважаемый Геннадий Андреевич!

По Вашему поручению руководители Иркутского и Якутского региональных отделений КПРФ подготовили информацию о лесопожарной обстановке и причинах неспособности государственных структур в сфере управления лесами.

  1. Как известно, в Иркутской области и Республике Саха (Якутия) сосредоточено более 33% всей площади земель лесного фонда России. В Иркутской области идет самая большая (35 млн м3) добыча леса из всех субъектов. Поэтому проблемы этих двух субъектов характерны для всей страны.
  2. Основной причиной удручающего состояния лесов является начавшаяся в 90-х годах приватизация природных ресурсов, в том числе лесных. И как завершение этого процесса, — принятый Лесной кодекс РФ, против которого активно протестовали коммунисты и фракция КПРФ в Государственной Думе ФС РФ. Они предупреждали о том, какие беды это принесет. В итоге, например, в Иркутской области один лесник приходится на 110 тыс. га. Хозяина в лесу со стороны государства не стало.
  3. В результате леса разделены — на федеральные, региональные, городские, защитные, ведомственные и частные. Отдельная проблема — это Национальные парки, которых много на территории Сибири и Дальнего Востока. Это федеральные территории, штат которых не предусматривает борьбу с пожарами. А пожары не разбирают, чей это лес. И любая структура, которая помогает соседям эти пожары тушить, нецелевым образом использует средства, нарушая Уголовный кодекс Российской Федерации.
  4. В последние годы с федерального уровня на региональный переданы полномочия по мониторингу и авиалесоохране. С последующей якобы компенсацией из федерального бюджета. Но этого практически не происходит. Субвенции поступают в последующие годы и в небольшой доле от затраченных средств. К тому же в России отсутствует отечественная малая авиация и уничтожены аэропорты и посадочные площадки, что необходимо для Авиалесоохраны.
  5. Леса, передаваемые в аренду для заготовки древесины в частные руки, зачастую обслуживаются (в части строительства, содержания дорог и мостов, лесовосстановления, уборки остатков и т.д.) неудовлетворительно. Но разорвать договор аренды возможно только через суд, что затягивается на годы. И при нашей судебной системе с непредсказуемым результатом.
  6. В сегодняшнем законодательстве и во всей нормативной базе РФ существуют большие противоречия: в передаче полномочий и не гарантированности финансирования, границ лесного фонда и населенных пунктов (минерализованные зоны, обязанности по тушению и т.д.), различных методических рекомендаций по организации тушения природных пожаров и т.д.
  7. Необходимо принципиально изменить политику государства в лесном комплексе, направить её на сохранение лесных богатств для будущих поколений. С этой целью необходимо поменять законодательство, начиная с Лесного кодекса РФ и всю нормативную базу.

Сергей ЛЕВЧЕНКО,

первый секретарь

Иркутского обкома КПРФ.

Виктор ГУБАРЕВ,

первый секретарь

Якутского рескома КПРФ.